Главная

Занавес.



Благодарю любимых, близких, друзей, родственников,
коллег, и весь мир за великолепные декорации
и участие в моем представлении.




0282886353Начало моей трудовой деятельности пришлось на время, когда появились первые доступные персональные компьютеры. Конечно, в личном пользовании их почти ни у кого не было, но на заводе, в отделе АСУ, где я оказался благодаря связям отца, их было достаточно. И как вы понимаете, все ночные смены, перерывы и перекуры наш отдел проводил погружаясь в Принца Персии, Викингов, Цивилизацию и во все, что еще только можно было найти в это чудное время, рассвета эпохи персоналок. Но, в какой-то момент мое желание играть в чужое, вдруг сместилось в сторону желания играть в свое. И я навскидку, ничего не зная о программировании, не прочитав ни одного учебника и даже не представляя принципов работы операционной системы, за неделю написал простенькую игрушку. Процесс создания программы был настолько увлекательным, что однажды я просидел за компьютером почти 60 часов, не отвлекаясь на еду и сон. На исходе 60-го часа я обнаружил, что серверная, в которой был втиснут уголок с ПЭВМ-кой, вдруг странным образом изменилась пространственно. Серверные шкафы оказались на потолке, стол с моим компьютером исчез, а воздух передо мной стал слабо пульсировать, как в фантастическом фильме перед появлением пространственных врат. В другую вселенную я в тот раз не попал, но выйти из серверной мне удалось не сразу. Пульсации продолжались энное время, и энное время я боялся шевельнуться, чтобы не свалиться и не сгинуть невзначай неизвестно где.

Игра получилась интересной. Вдохновленный, я написал еще несколько простеньких игр, и в некоторые мне даже удалось заставить играть сотрудников отдела, а свою самую любимую я подготовил к сдаче как зачетную работу в институте.

Милая молодая преподаватель информатики вздрогнула, когда я положил перед ней пачку бумаги с распечаткой программного кода. И, неожиданно севшим голосом, спросила, почему 10 строчные арифметические примеры на бейсике, которые мы изучали, превратились у меня в талмуд на 200 страниц? Я наивный, тогда и представить не мог, что наши преподаватели первой волны, частенько даже не видели персоналок, изучая все по учебникам. Для того чтобы разобраться в программе, моей наставнице пришлось бы провести за компьютером не меньше времени, чем мне. Зачет она, конечно, поставила, но не за мои заслуги, а просто от испуга, что ей придется это творение хотя бы пролистать. Зато она согласилась установить игру на учебные компы и целую пару мы всей группой официально отводили душу, изучая в действии мой увлекательный результат учебного процесса. А не раскладывали, как это обычно бывало, скучные пасьянсы из бейсиковских команд. Я был на вершине славы и получал полный эффект от признания своих заслуг.

Однако моя карьера программиста на этом закончилась. Возможно, я просто потерял интерес к выстраиванию алгоритмов, а может быть, тому виной были 10 литровые бидоны со спиртом, которые ежемесячно выдавались нашему отделу для протирки разъемов. Шкафы М-6000 и ЕС занимали огромные залы, испариться в них могло любое количество спирта. И все работники отдела свято исполняли главное правило АСУшников того времени, что протирать электронные платы необходимо исключительно «тонким слоем».

M-6000«Технология не хитрая. Наливаешь спирта. Выпиваешь. Выдыхаешь на контакты и протираешь мягкой тканью. Можно ваткой. Главное, салом не закусывать, а то жир на контактах оседает».

На работе мне не удалось замаскироваться под специалиста и «сдать зачет играми». Меня считали бестолковым и ленивым электромонтёром и, дабы я ничего не испортил ненароком, ставили в ночные смены, где роль дежурного сводилась к запиранию дверей вечером, когда все уходят, и отпиранию их утром. По правде говоря, я действительно ничего не понимал в нашей работе, да и не сильно загружался этим. Начальник старательно держал меня в хорошо оплачиваемых ночных, а однажды и вовсе решил отправить за тридевять земель на учебу, чего он не мог себе позволить сделать для толковых инженеров. Они ему нужны были всегда под рукой.

Свободное от игр и пьянства ночное время я тратил на сочинение песен, стихов и записывал все это потихоньку в свой дембельский блокнот. Это был красивый ежедневник, стильно оформленный армейским дизайном. Увесистый, размером с настольную книгу, он всего лишь небольшой частью был заполнен фотографиями ракет и сослуживцев. Остальное место заняло мое творчество за пять лет. Этот блокнот стал для меня своего рода представительской книгой, паблисити, портфолио и в то же время моим личным дневником, где я записывал свои переживания. Только в 25 лет, после смерти матери, я перестал его вести.

Компьютер_ЕС-1841У меня есть привычка периодически обнулять свои накопленные воспоминания. Я удаляю записи, фотографии, письма, раздаю вещи. Когда я переезжал из Казахстана, я даже одежды не взял почти никакой, и все что осталось от прежней жизни – только питейные навыки и этот армейский блокнот. Его я не смог и не захотел оставить в прошлом. Это был не просто дневник переживаний, это было очень качественное, продуманное и изящно выполненное изделие. Мне кажется, у него есть своя душа, такая, какая может быть у вещи созданной человеком. Живая книга, тесно переплетенная с моим подсознанием настолько, насколько может быть связано истинное творение с его творцом.

Этот блокнот служил мне и источником вдохновения, и справочной службой, и согревал меня в холодные дни на протяжении многих лет. Неоднократно, перечитывая свою прошлую жизнь, я изумлялся своей прозорливости и дару предсказания. Почти мистически точное описание моей будущей жизни удивляло, но я не предполагал никаких подводных камней в этой биографической книге. Записи из блокнота о моих переживаниях никогда не ставились мной под сомнение. Да и как бы это могло быть, когда перечитывая их, я видел точное соответствие моему состоянию сейчас. Возможно ли так описать страдания и душевные терзания, не переживая их?

Но однажды я вспомнил.

Память пришла не как озарение, а как то, что я всегда знал, и как то, что всегда было рядом. Оборотная сторона, на которую я даже не задумывался взглянуть все эти годы. Само по себе открытие не ново, эту мысль мне десятки раз высказывали те, кто принимал участие в моей судьбе и во многих книгах я читал об этом. Но все равно это не становилось моим знанием. Почему оно вдруг стало моим именно в этот момент, я не представляю.

Перечитывая записи о своих душевных страданиях, я вдруг вспомнил, что значительная часть переживаний, возможно даже половина из всех, записана мной, вовсе не потому, что я их испытал. Они выдуманы мной или списаны, как шаблон, из окружающего мира, для конкретного воздействия на человека, который их прочтет. Я пытался манипулировать другими, показывая им себя в определенном состоянии. Часть этих состояний была искусно продумана и сыграна мной в расчете на признание. И, я думаю, мне это удалось. Игра была настолько увлекательной и декорации моей реальности настолько хорошо соответствовали этому, что в какой-то момент я забыл, что играю. Понимаете теперь, почему описание моих страданий много лет назад точно соответствовало моему нынешнему состоянию? Все это время я жил в программе, собственноручно написанной для себя и с успехом запущенной в жизнь. И эта работа была выполнена безупречно. Я не только обманул всех, кого хотел обмануть, я даже и сам забыл, что все мои переживания происходят по моему собственному сценарию.

Очередной кусочек головоломки сложился. Привычное восприятие мира не изменилось в тот же момент, еще бы – столько лет жизни в «образе», но теперь я ясно осознал, что нахожусь в игре. И для того чтобы изменить восприятие, мне надо переписать программу.

Меня учили работать с информацией. Выкладывать факты так, чтобы создать необходимое воздействие на аудиторию. Но я и не предполагал, что возможно ненароком создать воздействие и на себя самого.

FloppiСкорее всего, я увидел только часть кода, и для значительных изменений мне надо добраться до источника более глубокой программы. Ведь записи, хотя бы и на половину, но честны. Так откуда же взялась эта изначальная горькая часть? Это истинное восприятие, или тоже часть моей ранней программы? В тоже время я понял, что почти никогда не писал о счастье. А ведь и счастье, и радость я вспоминаю с легкостью и в достатке. Думая об этом и складывая на весах разности, я прихожу к мысли, что и не знаю теперь, что же перевесит?

В счастье мне не требуется подтверждения. Ни записей, ни дневников, ни даже упоминания об этом вы от меня не услышите. Счастье – это самодостаточное состояние. В нем нет нужды искать причины и задаваться вопросами. Нет нужды что-либо доказывать и писать отчеты. Счастье – это естественное проявление жизни и мне никогда не приходило в голову каким-то образом в нем закрепляться. Я просто жил, не вспоминая, не думая, не строя планов. И я ведь совершенно точно прожил значительную часть жизни именно так. Но с чего же я решил, что несчастен? Зачем я написал себе программу, которая манипулирует данными и заполняет только одну чашу, с болью?

На следующий день после моего открытия, мне пришло небольшое подтверждение извне. Я беседовал с молодой девушкой, которая была неясно взволнована и расстроена. Под «пытками» она все-таки призналась, что у нее была близкая встреча, которая неожиданно принесла удовольствие. Новое, приятное ощущение, которого раньше не случалось, и которое должно было бы дать ей возможность радоваться, но вместо этого она напугалась и огорчилась. В ответ на мое недоумение, что же здесь плохого, она произнесла «Я не имею права, я не должна быть счастливой».

Вот отсчет. Ключевая фраза, которая вероятно послужит для нее основой написания собственного сценария в пользу страданий. В один миг я увидел, как пишется программа, и как изначально неопределенное восприятие выбирает концепцию для будущей игры. Больше мне не надо было доказательств.

Реальность моя в очередной раз претерпела метаморфозы, и я в очередной раз со вздохом признал, что ничего не понимаю в этой жизни. Однако, возможно, я нащупал ту ниточку, которая выведет меня из этого искусно выстроенного лабиринта. И еще пришло понимание, что мне не надо спешить. Да и незачем.

Все что со мной произошло, я создал для себя сам и сделал это с интересом. Все эти запутанные перипетии написаны мной для меня самого, и я могу наслаждаться этой игрой, отдавая теперь осознанное восхищение своему таланту творца.

musorВы, наверное, сочтете, что я не по делу запел дифирамбы, но я  действительно восхищен тем, как мне удалось погрузить себя в игру на десятилетия. А еще теперь восхищен и тем, как глубоко и с полной отдачей я сыграл эту роль.

Театр, заключительный монолог и после недолгой паузы раздаются оглушительные овации. Зал встает и неистово рукоплещет. Свет софитов становится ярче, зрители вне себя от восторга. Я несколько раз выхожу на бис и все никак не могу уйти со сцены. Но наконец-то шум немного стихает, и я отступаю вглубь декораций. Представление закончено, огни рампы гаснут, и сверху с негромким шелестом опускается занавес…

Занавес?...

Да как бы не так. Но это уже другая история…

Главная

Забытое письмо.


Этому письму много лет. Я неожиданно нашел его, когда освобождал рукописные архивы. Это письмо самому себе из далекого детства. Конечно, это была проекция, но когда я перечитал его, я был сильно удивлен. Еще тогда я знал все, что нужно знать, чтобы быть счастливым. Как это могло потеряться во мне?..


026Привет, Марат!

     Помнишь меня? Меня маленького, мне еще совсем немного лет и у меня дела и заботы, которые совсем не похожи на твои. О чем ты думаешь сейчас? Вспоминаешь ли меня? А самое главное, помнишь ли ты о том, чем наполнена была твоя жизнь в детстве? Какие мысли были у тебя тогда, что тебя заботило?... Ты помнишь... А смотришь ли ты на свою жизнь через призму детских желаний и мечтаний?

   Простые действия, жизнь, когда все успеваешь. Учишься и отводишь учебе столько времени, сколько нужно. Ты редко торопишься, наслаждаешься каждым моментом. Для тебя жизнь - это сейчас. Сейчас ты получаешь все от нее, у тебя еще нет будущего, и ты не склонен зарываться в прошлое. Ты живешь и в этом ты весь. Ты отдаешься каждому мгновению полностью. Если радуешься, то на полную катушку, если огорчаешься, то до слез, до отчаяния. Когда приходит вдохновение, то ты летаешь, когда приходит горе, то ты плачешь навзрыд. Неважно, что происходит - каждое мгновение главное для тебя.

    Ты сейчас стал взрослым, привык, наверное, оценивать каждый свой шаг. Все меньше спонтанных шагов. Все меньше действия и больше мыслей, раздумий, выстраивания последовательностей. Ты уже зачастую думаешь, что хорошо и что плохо, стараясь делать только правильные шаги. Я не скажу что это плохо, так есть и ты весь в этом. Просто подумай на минутку, наслаждаешься ли ты этим? Живешь ли ты сейчас или только строишь планы? Живешь ли ты сейчас или думаешь о прошлом, вспоминаешь приятные моменты и стараешься повторить их в своем настоящем? А может наоборот, ты думаешь о будущем и строишь планы так, чтобы все лучшее было в будущем?

     Я хочу пожелать тебе, чтобы все лучшее было у тебя сейчас. Не вчера, не завтра, а именно сейчас. Не увлекайся строительством планов, наслаждайся жизнью прямо сейчас. Не откладывай, не раздумывай, делай шаг, потому что потом ты сможешь сделать новый шаг. Каждое мгновение наполнено, всегда что-то происходит. В этом вся жизнь.

               Люблю тебя, большой Марат!

Эльбрус

Темная сторона. Эпилог.


По неизвестной для меня причине, неделю назад, я вдруг поймал состояние покоя. Я писал об этом в заметке «просвет». Сейчас идет всего седьмой день этого нового опыта, но ощущение, как будто бы прошла целая вечность. Я уже с трудом вспоминаю, что испытывал день за днем, проходя через этот опыт. Мои записи единственное напоминание о том, что это действительно было, так как я начинаю чувствовать, что теряю, все чаще теряю состояние безмятежности. Возвращаюсь в свое тело и окунаюсь в себя и свою жизнь в самом себе, а не в стороннем созерцателе, как это было поначалу. Я на миг воспарил над тучами, увидел солнце, согрелся, приободрился, а теперь падаю обратно в грозу. Ну, хорошо хоть, что боль больше не приносит страдание. Я примирился с ней, чувствую в своем сердце, но если раньше это была боль невыносимая в своей силе, то теперь это боль тихой грусти, спокойная и смиренная, нашедшая свой приют и успокоившаяся.

Сейчас у меня нет никаких дел. Я ни о чем не думаю, ни о чем не забочусь, я ничего не хочу и ни к чему не стремлюсь. Я делаю что-то, но у меня нет никаких планов. Я просто наблюдаю, как все катится своим чередом. Моя жизнь никак не поменялась. Я иногда даже и сам теряюсь, а было ли вообще что-то, или мне привиделось все? Но в душе по-прежнему покой. И состояние завершенности остается со мной. Значит, я куда-то пришел. Но вот только есть у меня ощущение, которое появилось вместе с покоем, что это не все, еще ничего не закончилось. Какой-то внутренний голос подсказывает мне, что есть еще событие впереди. Какое-то значительное событие в масштабах моей жизни. Произойдет оно в пределах от полугода до двух лет. Я не знаю, откуда такой срок. Ясновидцем я себя не считаю, и во все эти предсказания никогда не верил. Мир наш вообще имеет свойство меняться и подстраиваться под любые запросы, так что, какие уж тут предсказания. Скорее просто ощущение. И речь даже не о вере в свои ощущения, дело в том, что я ими просто живу в последнюю неделю.

И, снова, как всегда, я не могу представить, что ждет меня впереди. Уже не в поиске и не в ожидании. Нет ни целей, ни планов, ни приборов, ни карт. Великое плавание в великих  морях, без компаса, без руля. Одна только сила неизъяснимого и непостижимого намерения несет меня к неизвестному берегу.

Эльбрус

Темная Сторона. Просвет...

И вот появился лучик. После многих лет мысленных скитаний я неожиданно прикоснулся к покою. Всего лишь маленький просвет, и неизвестно, есть ли вдали просветление, но я чувствую, что в моей жизни и моем страдании - это начало конца пути.

Я вдруг обнаружил себя в состоянии, когда боль как будто бы растворилась, а вопросы ушли в сторону. Нет эйфории и нет радости, которые, как я думал, должны это состояние сопровождать. И не появились ответы на многочисленные загадки, которыми я маялся всю жизнь, и совсем не смысл жизни я нашел, и не предназначение. Но неожиданно все стало другим. Оно не исчезло. Я все еще ощущаю присутствие вопросов, эмоций, да и страдание где-то притулилось в этом неразобранном багаже, но кажется все стало незначимым для меня. Не неважным, а именно незначимым, хотя и это слово плохо передает мое состояние.

Лучше подойти с другой стороны. Не от перечисления решенных проблем, а от обозначения внутреннего ощущения. А ощущение - это покой. Покой абсолютного значения, покой в первоисточнике, базис от которого зависит восприятие всего остального. Я пишу сейчас и пытаюсь передать словами то, во что я попал, но понимаю насколько это сложно, потому что многие слова вдруг поменяли смысл. И хотя сами слова остались прежними, но сознание изменилось, и у слов появились новые грани, а иногда и вовсе новые значения. И не только у слов. Все, что я читал, слушал, смотрел, можно теперь изучать заново, потому что я, кажется, начинаю понимать, о чем же они говорят на самом деле. Понимание это призрачное, неуверенное, я пробую его осторожно, все еще сомневаясь и удивляясь его присутствию. Но каким бы неуловимым оно не казалось - оно есть, и это я ощущаю явно.

Я вдруг почувствовал себя отстраненным от движения жизни. Жизнь никуда не делась, но я вдруг оказался как будто бы в стороне, и смотрю сейчас на эту игру, как наблюдатель, или скорее как созерцатель. Все продолжает происходить и я сам в этом участвую, но я получил способность менять свою позицию. Я не то чтобы раздвоился, но отчетливо осознаю, что смотрю на себя со стороны. И не только наблюдаю физическое тело, а и весь процесс. Вижу свои мысли, свои желания, обнаруживаю страсти, действия произведенные, и те, которым только еще предстоит произойти. И все это происходит в покое, в какой-то отстраненности и почти в безмолвии.

Приближение я стал ощущать за несколько дней, да и само состояние не стало чем-то новым. Оно уже происходило раньше и даже было весьма длительным, но в этот раз впервые добавилась возможность смотреть на себя со стороны, и ощущение покоя более стойкое. Этот покой как будто пришел из неизвестности и заполнил пустоту во мне, став частью меня. Вовне это отражается как безмятежность, но это только отражение - сам покой затрагивает более глубинные слои, и похоже распространяется далеко за пределы моего осознания. Я не выходил еще за рамки своей жизни, хотя и чувствую, что уже могу попробовать. Но мне пока еще в новинку и в удовольствие ощущать себя в состоянии, когда боль растворилась и вопросы стали неважны. И не скажу, что я вдруг узнал какую-то глобальную истину или понял в чем смысл жизни. Просто стихло все вдруг. Стало спокойно, очень спокойно. 

Не подумайте, что я изменился. Я такой же ленивый, сонный и эгоистичный. Вот сейчас пишу эти строки и ощущаю, как купаюсь в волнах своей лени и нежелания двигаться. И это так забавно, что я улыбаюсь. Скорее всего ничего не закончилось и все будет происходить как и раньше. Возможно я потеряю это спокойствие и вновь закопаюсь в свои эмоции и в свое страдание. Но сейчас я умиротворен. Мне хорошо. Это не радость, и нет восторга в душе, и не проснулась жажда жизни, и не окунулся я в волны любви. Это просто покой. И в этом покое я могу и получить все и отказаться от всего. Я не решал еще что буду делать дальше, но появилось у меня и крепнет ощущение, что ничего больше решать не надо. Все уже решено, все уже сделано, все уже создано и осознанно. Я просто наслаждаюсь тишиной.

Эльбрус

Темная сторона. Я сдаюсь.


Я сдаюсь. Борьба с собой бесконечна и бесполезна. Бесконечные срывы перечеркивают месяцы и годы воздержания. Правильный образ жизни сменяется тоской и разладом. Все начинания заканчиваются в минуты слабости и тянут за собой горечь разочарования в собственных силах. Пики хорошего и плохого настроения сменяют собой друг друга, как бы хорошо не была налажена жизнь. Паршивые мысли всплывают и отравляют существование, как бы долго до этого не удавалось мириться с ними и приходить к спокойствию. Стремление к саморазрушению поднимается из глубины души и кажется, что это стремление и есть основа меня. Я и есть саморазрушение, и все это будет продолжаться до тех пор, пока я не погибну захваченный собственным стремлением все поломать.

И эта невыносимая боль, которой я не могу найти никакого логического объяснения – я не хочу больше сопротивляться ей. Если мне суждено прожить с ней остаток жизни, то пусть она заберет себе все что хочет, пусть она станет мной, а я стану ею. И не придется мне больше придумывать способы утихомирить ее, искать места, где бы спрятаться, плакать от бессилия превозмочь ее. Все. Я согласен. Я не знаю, где, в каком месте, нарушил я законы и был отлучен от радости, но я больше не буду искать причины. Все что случилось, уже случилось и бесконечный поиск ответов лишь обостряет страдание. Я не найду ответов. Я лишь продлеваю свою бесконечную агонию. Но все на этом. Я сдаюсь. И будь что будет.

Эльбрус

Темная сторона. Приближение.


И вот последние три месяца я нахожусь в необычном для меня состоянии. Это ровное, тягучее, угнетающее отсутствие каких-либо желаний, кроме основных инстинктов. Раньше, когда на меня накатывала депрессия, я страдал. Я мучился от необъяснимой тоски, не понимая ни причин ее и не видя пути изменить свою жизнь. Однако в моей голове вертелось множество мыслей, которые увлекали меня и в которых проскальзывали намеки на возможные вероятности изменить если не свое состояние, то хотя бы внешние факторы. Эти мысли можно назвать  "зудом", который явно указывает, в каком месте надо "почесаться". И я "чесался", переводя мысленные подсказки в реальное действие. Последнее действие привело меня на обучающий ретрит Сиддхартхи. Семь дней жизни, которые, как я сейчас думаю, стали очередным рубежом изменения моего состояния. После ретрита я чувствовал себя необычайно спокойно. Многое прояснилось для меня. Из головы исчезли почти все вопросы. И хотя я не видел дальнейшего пути, но и не чувствовал ни необходимости, ни желания куда либо двигаться. Вот когда я начал по-настоящему понимать что значит быть безмятежным. Удивительное состояние, когда тебя не будоражат даже свои собственные мысли. 

Дней десять я находился в этом безмятежном спокойствии. Затем я вдруг увидел, что у меня исчезли побуждающие мотивы делать что-либо вообще. Прежде чем совершить какое-либо действие в голове неизменно возникал вопрос "Зачем?" и не находя ответа, любое действие мной нивелировалось с бездействием. Долгое время я начинал день с того что перебирал в голове разные возможности своих действий, начиная от простейших "купить еды, прогуляться по набережной" и заканчивая глобальными "уехать в дальнее путешествие, уйти в монастырь". Отклика я не находил. Спустя три месяца понял, что ищу уже не просто действие, которое бы изменило мою жизнь, а действие, которое хотя бы дало мне причину жить дальше. Я почувствовал, что близок к тому, чтобы сдаться.  

Многие годы я думал, что страдаю от депрессии. Сейчас, вспоминая об этом, мне ставится смешно. Депрессия, сдобренная сотнями мыслей и искрами вариантов действия - это даже близко не депрессия. И хотя я страдал, это страдание было наполнено желаниями, которые в конечном итоге приводили к новым действиям и новым состояниям.

Сейчас я не хочу ничего. Я уже не думаю над смыслом жизни, не думаю о том, чтобы уйти в монастырь, не думаю над прошедшими годами, не думаю о будущей жизни. Каждый миг моего нынешнего состояния - это "судорожный поиск причин жить дальше". Причин я не нахожу и тогда я начинаю приходить к пугающей близких, но неотступной и, кажется, неизбежной мысли: а готов ли я умереть? Что, если сейчас мне представится возможность уйти в небытие - готов ли я к этому? Смогу ли я спокойно, без трепета, без "хватания за ниточку" расстаться со своей физической оболочкой и пойти дальше, чтобы бы там дальше ни было.

Долгие размышления приводят меня к ответу, который я не могу объяснить ни логически, ни внутренними ощущениями. Я подозреваю, что в этом ответе мной движет только страх смерти, инстинкт самосохранения. Но, как бы там, ни было, ответ пока что такой: я не готов умереть. А если бы был готов то, вероятно, сделал бы это. И с этой мысли начинается самое тяжелое переживание. Я начинаю страдать не оттого, что не вижу причин жить дальше, а того что не смогу, не захочу умереть. Парадокс какой-то. Что мною движет? Что заставляет меня трепыхаться в этом мире? Почему, для чего я все еще хочу жить? Удастся ли мне когда либо примириться с этим миром, или моя оставшаяся жизнь будет наполнена годами бессмысленных действий в попытке отсрочить неизбежное или хотя бы прийти к этому неизбежному в хорошей форме?

Эльбрус

Темная сторона. Самоубийство.


Я думаю, что об этом размышляли все. Большая часть примеряла это на себя. Небольшая часть даже делала попытки. Кому-то удалось, и вы почти наверняка знаете таких. Задавались ли вы вопросом, что происходило в их головах? Что становилось причиной конфликта, когда даже один из самых сильных инстинктов человека оказывался не в силах сберечь его жизнь?

Во время своего страдания я очень часто думал о самоубийстве. В самые тяжелые дни, мысль об этом служила мне отрадой. Меня успокаивало то, что можно все закончить, не продлевая более своих мучений. Особенно сильно во мне проявилось желание, когда я перестал понимать, из-за чего появляется эта боль. Я свел, насколько мог, свою жизнь к ровному приятному времяпрепровождению, но боль не утихла. И во мне окрепло чувство, что боль эта не имеет причины, что она просто есть. Она была всегда, и она не имеет отношения ко мне лично. Я поймал какую-то реликтовую волну, у которой невозможно увидеть начало, невозможно отследить причины, и невозможно найти место, где ее нет. Я вообще ничего не смогу сделать с этой болью, потому что она является неразрывной частью этого мира. И как бы далеко меня не занесло, я везде буду соприкасаться с ней.

Вот тогда мысли о самоубийстве приобрели осмысленность. Сбежать от боли в другое измерение. Прекратить эту пытку. Остановить издевательство любой ценой.

Я думаю, что для того чтобы уйти из жизни нужно больше мужества, чем для того чтобы жить. Если оставить в стороне самоубийства в состоянии аффекта или совершенные под влиянием наркотиков, то оставшиеся осознанные самоубийства сложно будет назвать слабостью. Что движет этими людьми? Откуда они берут силу? Почему не страшат их муки уготованные церковью для таких как они. Да и сам процесс. Не думаю, что это легко. Напился таблеток и заснул. А если проснулся?

В 1993 году я шел на заводскую ночную смену. Жил я тогда отдельно от родителей, отец был на даче в 40 километрах от города. Дома оставались мама с моей младшей сестрой. По дороге на завод решил я зайти к родителям, хотя какое-то шестое чувство подсказывало мне, чтобы я этого не делал. В квартире я нашел маму и сестру напившихся таблеток. Я появился достаточно быстро, чтобы вызвать скорую, которая успела их откачать, и они отделались парой суток в реанимации и месяцем больничного режима. А через полгода моя сестра повесилась на спинке кровати. Уже без помощи таблеток, доступ к которым был перекрыт. Спинка кровати возвышалась над полом на метр примерно. Можете представить себе, как нужно было хотеть умереть, чтобы не дергаться, а просто ждать, когда все закончится, хотя ты можешь в любой момент поджать ноги и встать. Мать была рядом с сестрой. Плакала, но не вмешивалась. Сестра сама попросила ее об этом. Еще через полгода мама повесилась на батарее в ванной. Высота батареи была чуть выше метра. Таблеток она тоже никаких не принимала.

Каждый из нас хоть иногда ощущает пустоту в душе, многим удается заслонить ее делами и заботами. Но кто-то находит в себе смелости и отчаяния, чтобы двигаться ей навстречу. Я не знаю, что за этим порогом. Ад, рай, другая жизнь или вовсе пустота, но я знаю, что нет во мне столько мужества, чтобы сделать этот шаг, и нет у меня права осуждать тех, кто решился. Я только желаю им, найти тот покой, к которому они так стремились.

Эльбрус

Темная сторона. Образ жизни.

Из письма другу.

Про Сашку ты хорошо написал, я не стал отвечать потому, что сказано было все. Оставалось только вспомнить и помолчать. Но и, наверное, еще не стал отвечать, потому что сожаления о том, что люди уходят, у меня тоже нет. Я не знаю, как это объяснить. Обычно люди страшатся смерти и не желают говорить о ней. Для меня это стало обычным вопросом, который не несет в себе мрачного оттенка. "Как дела? Живой еще?" - Все в одной строке. Да ты и сам так написал.

Хотя в этом году все немного изменилось. Умер отец в феврале и в этом же месяце я отдал большой кредит, который брал под развитие, когда фирма разделилась (я писал тебе о делении с партнерами). Я даже не знаю, откуда деньги взялись на погашение. В одночасье как-то появились свободные средства и кредит, который был рассчитан еще на 15 лет, погасился. Со смертью отца и отдачей долгов я как будто бы завершил очередной цикл жизни. Теперь мне не надо ни о ком заботиться. Я свободен в прямом и переносном смысле слова. Могу уйти хоть сейчас, умереть или в монастырь - это неважно.

Я не работаю. Управление фирмой передал совету, который создал пару лет назад и постепенно готовил его к самостоятельному плаванию. Доход я получаю в виде дивидендов ежемесячно. Стал тем самым рантье, которого так песочили в советское время.  Жена получает свой доход в виде аренды за собственность, на которой работает фирма. Недвижимость записана на жену, так что с моим уходом, она будет обеспечена вне зависимости, будет ли моя фирма или какая-то другая, работать на этих площадях.

Пару лет назад, когда я был на пике сыроедения, я приобрел участок в 1,5 Га в поселении анастасийцев. В поселении есть электричество и хорошие дороги, так что это не совсем первобытная жизнь, скорее "Толстовство" со всеми атрибутами современного века. Уход к земле - это очередной этап жизни, который я наметил для себя как отдых, после того как активная коммерческая деятельность сойдет на нет.

В этом году впервые выехал в Европу. Втайне надеялся, что красота и ухоженность европейских городов дадут мне новый импульс. Надеялся, что новые ощущения и хороший сервис сгладят мои бесконечные и мучительные поиски смысла жизни. 

Всю зиму я провел в горнолыжных поездках. Когда умер отец, я тоже должен был быть в горах. Но не поехал. Сам не знаю, почему отказался. Вроде и не было никакого предчувствия.

К весне мне так надоели лыжи и горы, что на наш Север я уже не захотел отправиться, хотя планы поездок составлялись еще в начале сезона. Вместо этого я прошел обучающий ретрит у Сиддхартхи, который очень удачно оказался в нужное время в Ярославле. Я и раньше замечал, что в моей жизни как будто бы существует притягивание желанных событий и нужных людей. Это значительно облегчает жизнь, но, к сожалению, не наполняет ее смыслом.

На ретрите я получил почти все ответы, которые у меня начали появляться, с тех пор как я заинтересовался эзотерикой. Дней десять я находился в совершенно безмятежном состоянии. Спокойствие, умиротворение.

А потом я вдруг понял, что мне больше ничего не нужно. Все мои цели выполнены и все ответы получены. Меня уже не тянет развлекаться, но и духовный поиск тоже не привлекает. Я вдруг нос к носу столкнулся с вопросом - Что я здесь делаю?

Это длится уже несколько месяцев. Не представляю себе, что будет дальше, не строю никаких планов. С одной стороны вроде хорошо, что все закончилось, но я не чувствую радости или хотя бы облегчения. Я, наоборот, как будто бы стал больше наполняться всеобъемлющим страданием, которое до этого вытеснялось обычными земными заботами.

Эльбрус

Темная сторона. Имеет ли значение все, что я сделал?

Из письма другу.

И снова навалилась тоска. Дней десять после ретрита я был в полном умиротворении, а потом все вернулось. Я не знаю, как с этим бороться. Надоело, честно говоря. На три месяца отключал телефон, не выходил в сети, ни с кем не общался. Родственники только беспокоятся, им отвечаю. Не знаю, как дальше пойдет. Вроде, как и понимаю, что духовные поиски должны изменить мое состояние, но желания больше никакого нет заниматься этим. Вот в этом, никаком, состоянии и нахожусь. Сейчас надо здоровье поправить, плечо вылечить, голеностоп прооперировать (последствия травм, падений), поэтому буду какое-то время на связи. Что дальше произойдет, я не знаю. Когда общаюсь - становиться легче, но затем тоска возвращается с новой силой. Поэтому стараюсь не бередить душу. Хотя и не знаю, может наоборот надо общаться больше, чтобы окончательно в себе не замкнуться. Но как в такой тоске общаться? Люди просто теряются, и не знают что отвечать, когда я честен с ними. Делать вид, что у меня все нормально и рассказывать про путешествия и осознания я уже не хочу. Я много где бывал, много чего сделал - но страдание снова возвращается. Так имеет ли значение все, что я сделал? Зачем об этом говорить?

Моя жизнь на 90% это выкладывание фоток в контакте. Все что делается, это только рапорт о том, что у меня якобы все хорошо. В этом году я был в Австрии, Германии, Франции, Щвейцарии. Катался на склонах Альп в красивейших местах. Что еще надо человеку? Я вижу, как люди вокруг меня искренне наслаждаются жизнью. А о чем думаю я? А я работаю. Для меня все это удовольствие - это труд по поиску радости. Я ищу жизнь в себе и не нахожу ее. И тогда я начинаю завидовать всем, кто умеет радоваться, кто живет не задумываясь. Кто на склоне белоснежной вершины наслаждается, кто наслаждается, когда делает позерские фотки, кто выкладывает свои позерские фотки в контакте и этим тоже наслаждается, а особо завидую тем, кто радуется, выкладывая в контакте чужие фотки и мысли. Расстраиваюсь, завидую, злюсь, и не могу понять, по какой такой причине, мое представление о мире вывернуто наизнанку.

Эльбрус

Темная сторона. Вопросы.


В страдании все время приходят вопросы. Вопросы эти бесконечны, хотя казалось бы их не так уж и много. Просто через некоторое время, когда одни ответы уже найдены, эти же самые вопросы начинают всплывать вновь, по совершенно необъяснимой причине. И в результате начинаешь сомневаться в том, что сможешь когда-либо окончательно ответить хотя бы на один из этого множества. Я даже не стал упоминать в этом списке замусоленные вопросы о смысле жизни и предназначении. Самый мягкий ответ, которого я когда-то удостоился, был анекдотом. Надеюсь, что когда-нибудь я либо свихнусь окончательно, либо начну понимать юмор всей этой ситуации. А пока что я очень сильно страдаю. И даже в те моменты, когда вопросы стихают, боль не уходит никуда. Она здесь в сердце, причин ее понять уже нельзя и соотнести с моей жизнью такую боль кажется невозможным. Она приходит откуда-то из глубины, где меня никогда не было и несет в себе боль множества того, что мне неизвестно и о чем я даже не могу говорить. Эта боль мистически начинает приобретать планетарный масштаб.


Что такое страдание?
Как оно проявляется?
Что происходит внутри и как это отражается в жизни?
Закончится ли страдание в этой жизни?
Закончится ли страдание после смерти?
Почему приходят мысли о самоубийстве?
Имеет ли значение как ты умрешь?
Почему многие боятся говорить о смерти?
Что такое депрессия?
Как депрессия связана со страданием?
Есть ли дно или все может быть еще хуже?
Надо ли искать выход?
Почему, даже когда страдание невыносимо, я не предпринимаю шагов для выхода?
Поможет ли кто-нибудь?
Сможет ли кто-нибудь помочь?
Надо ли избавляться от черных мыслей?
Надо ли прогонять мысли о своей смерти?
Плохо ли думать о смерти своих близких, родных?
Что делать, если во мне нет сочувствия и сопереживания?
Надо ли любить кого-нибудь?
Что делать, если во мне нет любви?
Надо ли проявлять добро?
Что такое добро?
Почему я не чувствую радости в жизни?
Почему, несмотря на то, что все хорошо, все плохо?
Есть ли решение у парадоксов жизни?
Почему наша реальность создана со страданием?
Кто придумал эту карусель?
Почему он все это создал таким?
Что такое апатия?
Куда уходят желания?
Почему умереть легче, чем встать с дивана?
Что такое лень?
Правила счастливой жизни - кому они помогли?
Кому нужны правила?
Почему меня тянут и вытаскивают?
Мне сопереживают или боятся того что я могу сделать?
Куда засунуть советы и советчиков?
Есть ли смысл в действии?
Есть ли смысл в бездействии?
Что такое бездействие?
Что такое действие?
Почему мне хочется спрятаться от всех?
Почему душа настойчиво просит об изоляции?
Зачем я слушаю других и прерываю изоляцию?
Почему я не дохожу до конца?
Почему я боюсь дойти до конца?
Почему я стараюсь прервать кризис?
Чего я боюсь?